29.12.2020
Катерина Казимирова
Короткий профиль

Директор издательства «Vivat», общественный деятель,

участница женской делегации от Украины в ООН

Что есть делом и миссией вашей жизни? В чем ваше предназначение?

Мне повезло уже потому, что я могу ответить на этот вопрос. Не много людей я встречаю, которые могут дать однозначный ответ.

Больше 25 лет я занимаюсь изданием книг и мне кажется, что моя миссия — это открывать новых авторов, издавать книги — детские, взрослые, — и я поистине увлечена этим процессом. Вся команда Виват увлечена этим процессом. Он не легкий, и как уже очевидно по книге о Стусе — не всегда спокойный и не всегда предсказуемый. Практически всегда непредсказуемый. Причем это не связано исключительно с бизнесом в Украине. Каждый издатель, как каждый композитор или певец, хочет сделать какое-то хитовое произведение, но получается — как получается. Поэтому какой бы у тебя ни был опыт, каждый раз — как первый, и "выстреливают" неожиданные позиции. В этом наверное и есть драйв — никогда не можешь сказать, что работа для тебя превратилась в некоторую рутину. Лично для меня это важно. “Дня сурка” для меня просто нет и быть не может.

Счастье для каждого человека, наверное, чтобы жить было интересно. В чем этот интерес — это вопрос уже второстепенный, но пока тебе интересно, пока ты горишь, тогда и ты сам интересен. Вот то, что нам не скучно, — так это точно.

Ильницкий среди известных ему ТОП издательств назвал "Vivat", "Родовид" и "АБАБАГАЛАМАГА". Как удалось вывести издательство в ТОПы и держаться там 7 лет?

Вы понимаете, топ это растяжимое понятие. Во-первых, у каждого свой топ. Также есть топ, который декларируется нам из Книжной палаты — это количество наименований, которое издательство выдало за год, и общий совокупный тираж. Но он абсолютно не учитывает качество книг. Можно сделать несколько действительно знаковых книг, и ты не будешь в топе с точки зрения Книжной палаты, но с точки зрения вклада в развитие украинского общества ты будешь топовым издательством.

Еще есть такой критерий оценки издательства как упоминаемость в медиапространстве, но тут тоже есть две стороны: есть такие понятия как черный пиар, белый пиар. Черный пиар, конечно, мы вообще не используем.

Мне неоднократно говорили, что суд по “Делу Стуса” — это такой пиар, даже употреблялось слово “хайп”, которое, на мой взгляд, имеет негативную коннотацию. Хайп — это резонанс, несоответствующий действительности, а мне кажется, что книга о Стусе Вахтанга Кипиани имеет резонанс. А резонанс в гражданском обществе не сродни слову “хайп”.

Но возвращаясь к вашему вопросу о том, что помогает нам быть топовым издательством: мы очень следим за трендами и пытаемся предложить важные для украинского читателя темы. Например, сейчас в связи с коронавирусом очень много внимания уделяется проблемам депрессии. И мы ищем сейчас хорошего автора, который бы мог написать об этом книгу.  Еще один критерий — качество. Это качество переводов, редактуры, научного редактирования, полиграф материалов, обложки.

На сегодняшний момент книга не является тем источником знаний, которым она была ранее. Сейчас это скорее эмоциональная покупка, которая позволит удовлетворить потребности читателя в данный конкретный момент. И эта эмоция для нас очень важна, и важно, чтобы она была положительная. Премиальность бренда ведь везде и во всем: и в той бумаге, которую ты используешь, и в подаче материала, рекламных кампаниях, как с тобой общается секретарь, в интерфейсе сайта. Ты или сталкиваешься с человечной компанией, которая любит людей и свою работу, или напротив.

А что есть критерием успешности лично для вас? Когда вы понимаете, что вот сейчас абсолютно удовлетворены работой и результатами?

Никогда еще не было, чтоб я была удовлетворена. Я всегда нахожу для себя точки роста как для личности, так и руководителя компании, и для компании в целом. Тут у меня совсем другая задача: хотя бы на всех тех факапах, которые мы наделали, — все вместе и я в том числе, — не концентрироваться.

Традиционно книга воспринимается как атрибут офлайнового мира, физического. Вместе с тем сейчас все больше во всех сферах жизни все уходит в онлайн. Или по крайней мере пытается. Как сейчас между собой коррелируется онлайн и офлайн в мире издательского бизнеса?

Мы же не остановим диджитализацию и развитие онлайна. Потому тут вопрос больше в том, как это развитие принять. Нужно быть гибким, чтобы понять, как при этом всем выжить. Миссия любого издательства, нашего в том числе — популяризация чтения. Поэтому электронная это книга или бумажная — не играет особенной роли.

Но в Украине, в отличие от европейских государств, абсолютно не защищен электронный носитель от пиратства, и именно в этом проблема: как только электронная версия попадает в интернет-пространство, никто уже не может предсказать ее судьбу.

Говоря о продажах онлайн. После первой волны коронавируса  и в преддверии второго локдауна уже можно подвести первые итоги. Исследования онлайн рынка и онлайн продаж говорят, что покупательский спрос вырос в таких основных сегментах, как товары для спорта, ремонта, алкоголь и книги. Причем книги на 30%. Так ли это на вашем конкретном примере?

Я являюсь членом правления Украинской ассоциации книгоиздателей и книгораспространителей и у нас проводятся внутренние закрытые опросы — каким образом и насколько изменились те или другие показатели. Безусловно, вопросы падения или увеличения продаж мы мониторим. Действительно продажи в интернет-пространстве повысились, и действительно это около 30%. Но это никак не помогло издательствам, которые не специализируются на интернет-продажах. У нас онлайн тоже занимает невысокий процент, соответственно даже увеличение в онлайне не покрыло тех убытков, которые у нас образовались в офлайне за счет закрытия книжных магазинов. И я знаю, что в других странах приблизительно такая же ситуация. По данным Франкфуртской книжной выставки, которая является самой крупной выставкой в мире, на 2018 год в среднем онлайн-продажи в каждом из издательств, не специализирующемся на интернет-продажах, составили 15%. То есть даже если сейчас наблюдается рост продаж на 30%, это все равно не покроет убытков в офлайн.

Во время карантина многие из моих знакомых — читающие и не очень читающие люди, — все как один говорили, что сейчас такое время, когда хочется почитать большую прозу — какой-нибудь хороший роман. Изменились ли во время карантина читательские предпочтения украинцев? Конкретно интересует художественная литература — какое ее место сейчас?

Первые позиции в любом случае все еще занимает детская литература. На втором месте сейчас действительно художественная литература, хотя раньше была бизнес и нон фикшн, а сейчас люди или настолько устали, или нет желания заниматься бизнесом. В любом случае — к художественной литературе интерес вырос. Что не может не радовать, потому что во всем мире художка пользуется большим спросом, чем нон-фикшн, и только в Украине ситуация другая.

Я слышала, что ваше издательство готовит с Вахтангом Кипиани серию о диссидентах.

Много персоналий, книга будет объемная. Вахтанг, конечно, провел огромную работу: он встречался со всеми диссидентами, провел с ними интервью. Мы сейчас их уже все расшифровали, и это тоже была сложная работа: в виду возраста речь у героев часто очень тихая, какие-то фрагменты текста пропадали, а их очень сложно потом восстановить. Это очень честные, человеческие, чистые интервью. Истории диссидентского движения, которые записал Вахтанг.

Когда можно ожидать книгу уже в продаже?

По всей видимости в первом квартале 2021 года. Мы издаем 370 книг в год, то есть это получается практически по книге в день. При таком объеме я не могу помнить, когда выходит точно та или иная позиция.

Неимоверный буктрейлер, от которого мурашки. «(Не)помітні». Расскажите про проект, как он пришел к вам.

Это очень интересный проект. Когда о нем рассказал Иван, я думала, что он его не напишет. Конечно, я не хотела сразу обрезать ему крылья, сказала — пиши, но даже не предполагала, что он напишет. Потому что нужно иметь большое мужество, чтобы рассказать о своих проблемах, своей болезни, найти людей, договориться с ними, чтобы они тоже рассказали свои истории. При том это же не должна быть книга с посылом “пожалейте меня”, здесь должна быть и деликатность, при этом невероятный уровень откровения. И мне казалось, что такую книгу очень сложно написать, и составителем ее тоже сложно быть. Но Иван ее написал. Книга получилась очень трогательная. Вот знаете, есть такие книги, которые просто надо прочитать. Просто потому, что это надо сделать. Ее прочтение не займет много времени, но перелистнув последнюю страницу, ты становишься немного другим. Ты понимаешь, насколько щедро тебя одарил Господь Бог, ты начинаешь это ценить и начинаешь с гораздо большей эмпатией относиться к людям, которые тебя окружают.

Тут сразу же хочется спросить — как вы находите авторов или как они находят вас?

Чаще это абсолютно случайно. Мне, конечно, хочется сказать, что мы как-то продумываем этот процесс, но нет. Есть такие авторы, с которыми мне очень хочется работать, а они со мной нет.

Почему, как вы думаете?

Вот не знаю, почему-то они выбрали другое издательство. Моя задача, чтобы наше издательство было настолько узнаваемым, упоминаемым, с отличной репутацией, чтобы эти авторы понимали, что у нас издаваться — это хорошо. Вот такое издательство я и строю.

О каких конкретных авторах вы сейчас говорите?

Конечно я хотела бы издавать Кидрука, Жадана. Но справедливости ради надо отметить, что издательства, которые работают с вышеупомянутыми авторами, достаточно крупные, высокопрофессиональные, и значит на сегодняшний день конкурентное преимущество просто у тех издательств, а не у меня, и мне нужно развиваться и работать дальше.

Ваш стандартный рабочий день

Я каждый день в офисе. Каждый день очень много разговоров. Но я не люблю совещания, поэтому стараюсь, чтобы они проходили максимально быстро и результативно. В основном это переговоры, аналитика, контроль задач. Самый тяжелый день — это, наверное, когда много переговоров и когда нужно принимать решения, касающиеся человеческого ресурса.

Как выбирете переводчиков, дизайнеров, иллюстраторов?

Что касается дизайнеров, у нас в штате их не так много — 8 человек. Также около двухсот человек у нас работает на аутсорсе. Переводчики у нас делятся по тем видам литературы, где им комфортнее работать. Есть переводчики, которые не берутся за художественную литературу, а есть напротив — те, что работают только с художественной, но не работают с нон-фикшн. В общем и целом у нас уже есть издательский план, который на 2021 год сформирован. У нас работают шесть редакций на сегодняшний момент каждая редакция понимает, что она будет делать в течение следующего года.

То есть никакого шанса попасть к вам с книгой в следующем году?

Планы для того, чтобы их нарушать. Конечно, бывают проекты, с которыми мы нарушаем планы. Например, мы купили права на книгу Болтона “Комната, в которой все произошло”. Это хит бестселлер в Америке, продается миллионными тиражами. Поэтому мы хотим ее выпустить максимально быстро. Чтобы это сделать, над книгой работают одновременно несколько переводчиков, поэтому редактор много сил уделяет, чтобы книга была выдержана в одном стиле. А перевод там достаточно сложный, много профессиональных терминов, идиом. Даже профессиональные переводчики не все берутся за эту книгу.

На 2021 год с какими еще иностранными авторами подписаны контракты?

Это около 340 книг. Мне очень хочется поскорее увидеть книгу Болтона, также увидеть книгу Мей Маск — эта книга прям уже на выходе. Мне кажется, что это будет очень интересная книга. Во-первых, сама Мей Макс интересная, интересен ее путь, ее отношение к мужчинам, к воспитанию детей, к себе как женщине. Книга очень трендовая. Она меняет сознание, потому что сама женщина неординарная, и подход ее неординарный, и поступки, которые она совершала в течение жизни требуют смелости. А это то, чего женщинам очень не хватает в нашей жизни.

Также очень интересный проект, который мы купили, называется "Invisible Women". Это подборка интересных исследований,  которая рассказывает, что по сути весь наш мир построен для мужчин, а не для женщин. Например, телефоны анатомически сделаны под мужскую руку, или спасательный жилет — они абсолютно не рассчитаны на женскую грудь и, соответственно, не плотно прилегают. Поэтому смертность среди женщин во время различного рода аварий выше смертности мужчин именно по этой причине. Книга заставляет задуматься, как построен наш мир и как мы, не замечая, делаем кучу вещей. Например, в семейных взаимоотношениям нам кажется естественным, что женщина должна продумать, когда постирать, что купить. Есть даже такая присказка у нас, что ни один маркетолог не поспорит со списком, написанным женой. Но это же некий объем задач, который ты постоянно носишь в голове, и вроде бы это и звучит просто, но когда ты хронически занят этим, то в голове не хватает места, потому что ты попросту не можешь отдохнуть. Параллельно еще работая, параллельно вдохновляя детей и мужчину — это же нужно иметь достаточно сильный энергетический ресурс.

Моя цель — просто хотя бы обратить внимание и мужчин, и женщин на это. Если мне удастся издать книгу, прочитав которую человек каким-то образом изменит мир или свою жизнь к лучшему, это победа. Собственно, в этом миссия любого издательства.

В 2019 году вы были членом украинской делегации женщин в ООН, спикером. Что дала эта поездка вам лично и что это значит в мировом масштабе?

Это такой форум, на который съезжаются женские делегации со всего мира, чтобы обменяться опытом. Он посвящен гендерному неравенству и вообще очень полезный: выясняется, насколько активны женщины, когда мы друг друга поддерживаем. И такая интересная штука — мужчины ведь друг друга поддерживают и помогают друг другу с гораздо большим вдохновением и желанием, чем женщины. Это факт и он необъясним. Поэтому если есть такое сообщество, где можно обсудить проблемы и их решение именно в женском коллективе, то это здорово. 

Во-вторых, мы так привыкли считать, что в Украине все не очень хорошо, мы настолько не ценим страну, что когда я послушала истории гендерного неравенства в других странах и вообще положения женщин там, поняла — мы хорошо живем.

Словом 2020 года определенно будет covid, пандемия и прочее, но как тренд еще можно назвать такое слово как mindfulness, осознанность. Наверно моя задача, мы уже заканчиваем интервью, а я все возвращаюсь к вашему первому вопросу, это осознанность. Наверное, один из главных критериев подбора книги в издательский план — чтобы человек вынес что-то для себя и о чем-то подумал. О таком, что улучшит его психическое и моральное состояние, сделает его жизнь легче.

Моя поездка в ООН — тоже про вдохновение. Про то, где брать силы, чего ты стоишь, и что ты можешь сделать. И самое главное — как сделать первый шаг, часто это самое страшное. Но когда ты чувствуешь поддержку, не страшно ничего.

Где еще вы черпаете силу? Что дает вам силу и вдохновение?

Мне дают вдохновение ровно две вещи. Первая — путешествия, которые сейчас недоступны. Они дают возможность очистить голову, переключить сознание, тогда приходит масса новых удивительных идей, которые потом удается воплощать в жизнь. А второе, что восполняет мой энергетический ресурс — это когда что-то классно получилось. Когда ты делаешь, делаешь, делаешь, и ты нигде не нафакапил, и в итоге получился стоящий проект. Также мне очень важно быть в команде. Нам всем очень важно быть в команде.

Какую книгу вы мечтаете издать?

Есть такая книга. Это мечта, которая уже воплощается в жизнь: мы подписали договор с очень известным киевским гинекологом-эндокринологом Натальей Силиной. Он ведет массу вебинаров, можно найти ее выступления на YouTube. На мой взгляд тема женского здоровья чрезвычайно важна. Было сложно найти эксперта, конечно. Книга несет большую просветительскую роль и я для себя понимаю, что она будет актуальна и пять, и десять лет, и дальше. Вторая книга, которую мы делаем — “История мира”. Мы над ней работаем уже больше полугода, потому что очень большой фактаж. Это будет большая, хорошая, подарочная книга. Также мы готовим большую энциклопедию для взрослых, она называется “Краткая история США”. Я считаю, чтобы рассуждать об Америке, нужно знать о стране несколько больше, чем мы знаем сейчас.

Какие вы видите изменения в культурной сфере Украины со своей позиции?

Наверное, я сейчас должна была бы жаловаться, что в Украине мало читают. Действительно, у нас читают меньше, чем в других европейских странах: 57% украинцев в принципе не берут в руки книгу. Но вместе с тем, мы все также продаем книги и их покупают. Наша целевая аудитория — люди от 30 до 45 лет. Это молодая аудитория и она растет. Появляется много книжных сообществ, записываются подкасты. Интерес к книге растет. Интересный факт, что, например, в той же Америке самый популярный жанр — любовный роман, про рыцарей и принцесс. В Украине такие книги не особенно и продаются. У нас достаточно разумная, толковая читательская аудитория и я очень рада, что она у нас есть.

Короткий профиль

Директор издательства «Vivat», общественный деятель,

участница женской делегации от Украины в ООН